Понедельник, 24 декабря 2018 16:42

Эдвенчер

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

«Эдвенчер» переводится как приключение. А у Джеральда Даррелла так называется изумительное произведение о его похождениях в Южной Америке., в местечке, которое называется «Эдвенчер».


У меня же с этим словом ассоциируется то, что произошло со мной в Санкт-Петербурге.

Это было приключение, вернее эдвенчер, а мы, я, мой штурман и машина, настоящие гончие, правда, не Бафута.

Ну что могло предвещать, что наша невинная поездка в Санкт-Петербург выльется в очередное приключение. Ничего! Небо было голубое, светило солнце и мы, наконец-то, вырвались с работы, бросили все дела и, между прочим, семьи с мужьями и детьми, но, конечно, не маленькими, но все равно.
На моей памяти, все наши приключения всегда начинались «на ровном месте». Мы никогда не готовимся к нашим поездкам заранее, и у нас даже в мыслях нет того, что с нами может что-то приключиться. Обычно все происходит так: встречаемся, поговорили, посмеялись и вдруг кто-то делает предложение, конечно, не руки и сердца, а предложение о том, а не поехать ли нам туда-то? А потом? Потом сборы, поездка и приключения.

Однако одна закономерность все-таки прослеживается. Все наши задумки начинаются с бардов. В горнолыжной среде очень ценится авторская песня, На бардовские вечера собирается много людей, это те, кто катается на лыжах и их друзья. Моя подруга завсегдатай на таких вечерах, я не часто бываю там, но как только попадаю на их вечер – мы с подругой сразу что-то придумываем, принимаем решение и куда-то сразу мчимся. Мне кажется, что наши мужья уже бояться наших с подругой встреч, да еще на бардовских вечеринках.
В этот раз было также. На одном из бардовских вечеров разговорились с серфингистами. По секрету, горнолыжники все немного «чокнутые». Нет, они, конечно, все сильные, умные, спортивные, но фанаты. Так вот, зимой они катаются на лыжах, а летом кто на чем: велики, лошади, машины, серфы.

Свидание с ветром
Его не понять
Кто не был ни разу влюбленным
Не хочет подружка
Страстно обнять
И чем-то всегда недовольна.
От страсти томимся
Но верим судьбе
Должна она дать нам сегодня
Барашки в воде и
Ласковый вой
Двадцатки обещанных кнотов.

Вот как серфингисты красиво и завлекательно описывают свои чувства и ощущения.

Слово за слово, и вот мы уже решили ехать с ними вместе на финский залив, чтобы посмотреть на парус в море, а может быть и самим подержаться за парус и постоять на доске. Да еще надо встретиться с друзьями - раллистами и просто с друзьями и добрыми, милыми, старыми знакомыми.

И так, мы стартовали из Москвы в 15.30. Стартовали в том же качестве, я – водитель, подруга – штурман и наш замечательный и любимый нами внедорожник Тойота Клюгер. Стартовали или выехали навстречу приключениям? Наверно, выдвинулись. В общем, отправились в путь, еще не зная, что нас ждет впереди. Надо сказать хотя бы два теплых слова о машине. Если бы не она, то наши бы приключения (не сомневаюсь, что они были бы) были бы не те и не там.

В то время такая машина была в диковинку. Когда мы ее купили, муж сомневался в моих возможностях и был просто поражен, как я в один день пересела с леворульной Ауди седан на праворульный внедорожник Тойота Клюгер. Это совсем другая машина, большая, мощная, правый руль, коробка автомат и всякие другие прибамбасы.

В начале я ее как-то побаивалась, правда, молча – никому ничего не говорила. Почему? Наверно, хотелось выглядеть в глазах своего близкого окружения, смелой и храброй и вообще, крутой. Причем, никто ничего и не замечал, никаких проблем, их как бы и не было. А они были. Это, прежде всего, габариты. Проезжая по дорожке с односторонним движением, между двух рядов припаркованных с разных сторон машин, мне всегда было не по себе, проезд казался очень узким, а машина – очень большой. Я иногда затаивала дыхание, а иногда от страха чуть-чуть прикрывала глаза – мне казалось, что невозможно такой большой машине протиснуться в такую узенькую щелочку. Но видя, как наши Газели лихо проезжают, не сбавляя скорости, по подобным узким проездам, я как-то тоже осмелела. И теперь проезжаю по таким узким дорожкам, что приходиться «закрывать» зеркала, чтобы протиснуться и ничего.

Помните, было время, когда еще не штрафовали за тротуары, а пробки уже появлялись. Внедорожник дал мне возможность не стоять в пробках, забираясь даже на самые высокие бордюры, я лихо лавировала по тротуарам объезжая все пробки.

И еще одно важное преимущество – коробка автомат. Это вообще чудо. По телефону можно разговаривать все время в дороге. Садишься, хлоп дверкой, правую руку на руль, в левую руку телефон и жизнь продолжается даже в пробках.

Остается правый руль – преимущество или нет? Конечно, к правому рулю надо привыкнуть, но в то время правый руль был диковинкой не только для водителей, но и для гаишников тоже. На дороге, в пути бывают всякие мелкие нарушения, бывают и нарушения придуманные гаишниками. Гаишник останавливает машину, подходит, как и положено, с той стороны, где находиться левый руль и начинает отчитывать для него как бы водителя, а для меня моего пассажира, а у пассажира-то руля-то нет! Вот смех! Вообще у меня с гаишниками за всю жизнь не было серьезных стычек. Я почти не нарушала, да и не нарушаю правила, вот только когда они сами ко мне «пристают» или хотят подзаработать.

Когда у меня была красная ауди, женщин за рулем было мало вообще, а за рулем иномарки тем более. В те времена меня останавливали, я думаю, из вредности. Вообще-то, если я в машине за рулем то, в основном, одна. Вот этим-то и пользовались гаишники. Останавливает один, а в гаишной машине обрабатывает другой. Да, все кто водит автомобиль знают, как это бывает. Иногда, к таким «постам» очередь из остановленных машин образуется, только успевай деньги отсчитывать по-быстрому. А тут еду по дороге, ну не поверите, одна не только в машине, но и на дороге и стоят гаишники. Но кто же помнит какая у тебя скорость была, когда ты один мчишься по дороге?

Заметив гаишников, я, конечно, притормозила, Но меня все равно остановили, ну и ля-ля, ля-ля. Чувствую, что придется платить, не сидеть же с ними целый день. Заплатила, выхожу из гаишной машины, а тот дяденька-гаишник, который меня остановил, с такой сладкой улыбочкой мне счастливой дороги желает. Вы представляете? А я как раз купила новые колпаки на колеса, приделать сама не смогла, вот и возила их багажнике уже бог знает сколько времени. И тут, ни на что не надеясь, попросила этого гаишника мне помочь, и он согласился. Пока доставали колпаки, смеялись, хихикали, деньги ведь с меня уже получили, теперь можно и похихикать, но чтобы приделать колпаки надо иметь свободные руки, а он, гаишник, вообще-то на посту и поэтому в руке у него милицейский жезл. Что делать? Но я ведь уже не нарушитель, а симпатичная (мне так кажется) девушка, поэтому гаишник дал подержать мне свой полосатый милицейский жезл, которым, некоторое время назад, он остановил мою машину. А сам отвернувшись от меня, присел на корточки около колеса моей машины. И вот как только гаишник с колпаком от меня отвернулся, я подняла жезл к верху, потом резко его опустила вниз и, только не смейтесь, рядом со мной остановилась машина, водитель которой тоже мчался по пустой дороге на скорости выше дозволенной. Вот так.

Вообще-то я говорила о своей машине, а перешла на гаишников. Ну ладно, вернусь к машине. Машина – это практически жизнь. Она как бы определяет и направляет русло и уровень жизни. Это не значит, что у одних уровень высокий, а у других низкий. Нет. Просто совсем другой. У пешехода своя жизнь, а у водителей своя. Не собираюсь обсуждать, что лучше, что хуже, просто все другое. В последнее время, я часто, для меня это часто, раз, два в месяц, стала ездить на метро - то пробки, то машина сломалась. До этого, лет двадцать, в метро практически не была. Поэтому сейчас метро для меня как чужой город. Честно, я в метро могу заблудиться, что, собственно, и было не раз. В голове я представляю куда еду, где хочу выйти, а на деле все получается сложнее. Если вышла, то не там, или не на той стороне, а иногда вообще не могу найти выход из метро – это, основном, в центре. Могу проплутать по бесконечным для меня переходам целый час.

А сколько новых станций настроили. Как вы думаете, в Москве есть люди, которые побывали на каждой станции и не просто на станции, а четко представляют на какой станции надо выходить, чтобы оказаться в нужном месте или каждый знает только свой маршрут? Я то, точно не знаю.

А в машине, я имею в виду Клюгер, я всегда чувствовала себя как у себя дома. А внутри - комфортно и свободно, если у вас есть цилиндр (для тех, кто не знает, цилиндр – это мужская высокая шляпа 19 века), то можно сидеть в цилиндре или сделать внутри свой маленький дом. Когда мы – я и штурман, участвовали в авторалли, наша машина была для нас настоящим домом, маленьким, но домом. Мы там ели, переодевались, даже спали, ну не спали, а дремали.

Дорога в Санкт-Петербург оказалась для нас достаточно напряженной, мы давно по ней не ездили и были просто поражены, до какой степени она испортилась. Выезд из Москвы днем по Ленинградскому шоссе – это нечто! Пробки различной толщины и размеров простираются практически до Клина. Обилие населенных пунктов на трассе и, соответственно, гаишников, создает внутреннюю напряженность при каждом разгоне. Однако, у нас был с собой очень разговорчивый антирадар, он выдавал такие рулады на весь салон (даже при отсутствии гаишников), что мы доехали без единой остановки, кроме зеленных, до самого финского залива.

Ближе к Великому Новгороду дорога стала более-менее, хотя вся забита фурами, а обгонять их не так просто даже на машине с левым рулем, а у нас-то правый, вся основная нагрузка и напряжение ложится на штурмана. Но мы не дрогнули и здесь. А вот после свертки на Великий Новгород дорога становится просто ужасной – идет бесконечный ремонт, и едешь медленно с постоянным ощущением того, что попадешь в приличную дырку колесом, не говоря уж о полуметровом обрыве вместо обочины. Может быть, когда-то это будет дорогой, но пока можно говорить только о направлении.

Потом постепенно становится лучше. На подъезде к Питеру идет бесконечная череда населенных пунктов с засадами гаишников. Но мы прицепились к Ауди, водитель которой видимо знал все «засады», и за ней нам было очень комфортно. Жалко, что машина свернул, не доехав до Санкт-Петербурга.

И вот, наконец, в 2 часа ночи нас встретил красным вином, фруктами и белыми ночами финский залив вместе с нашими друзьями и знакомыми. Ура! Отдых начинается! Четыре дня пролетели как одно мгновение, было все: гонки на автомобиле, гоняли по выборгскому шоссе, купание и катание на серфинге встречи с друзьями, поездки к родным, обязательный променад по Невскому и т.д. и т.п.

Купание и катание на серфе было, конечно, чисто символическое, так как, чтобы кататься, надо уметь это делать, иначе катание превращается в постоянное ныряние с доски головой вниз. А купаться? Балтийское море, как известно, не славиться теплыми водами и комфортным входом в воду – в воде по щиколотку можно идти 200-300 метров, что хоть как-то мокнуться и бегом назад, потому что холодно.

В первый же вечер, устроившись в номере пансионата, отправились на залив, погулять по песку, посмотреть море. Белые ночи должны были придать этой прогулке особый шарм. И вдруг на берегу в сумерках мы увидели какие-то бесформенные бугры, расположенные по всему пляжу ровными рядами. Не поняли? Сначала даже боялись подойти к ним, но вдруг услышали, что, то из одного, то из другого бугра раздается человеческая речь. Что это? Люди вышли посмотреть на залив, на закат, сели на песок и чтобы не замерзнуть завернулись в одеяла. Как все просто, а мы боялись. Надо взять это на вооружение.

А как мы здорово гоняли по Выборгскому шоссе! Штурман, открыв окно, махал, правда, маленьким, но флагом России, я как всегда за рулем, и хором мы орали песню: « По долинам и по взгорьям…». Голосами нас бог не обидел – орали громко, вот, правда, со слухом плоховато, но ничего, наши ушки это выдержали, а что до остальных, уж извините.

Ну вот, накатались, накупались, наступил прощальный вечер – утром мы отправляемся в Москву. На прощальную вечеринку в кафе собралось много друзей и знакомых. Ну что сказать? Было шумно и весело.
Но не все так просто в этом мире. Вечеринка была в разгаре, когда вдруг исчезла моя сумка.

Не буду повторяться и рассказывать (все рассказала и записала в милиции, причем, когда составляла список, сама удивилась количеству вещей, которые в тот момент находились в моей сумке), что было в этой сумке – вы не поверите – все. Осталась только машина (без документов и ключей) и мобильный телефон, ну, и я.

Это было просто счастье, что машина стояла в охраняемом гараже у друзей и ее не угнали, имея на руках ключи.

Что делать?

В милиции нас встретили как чужих. Оформили протокол, сказали, что это «глухарь», справку, необходимую для получения дубликатов паспорта и документов на машину, обещали выдать дней через 10-12. На вопрос: «А как ехать в Москву?», был дан четкий и вразумительный ответ: «Как хотите, девочки». Мы очень хотим в Москву, но как? Без документов и денег даже билет на поезд не купишь, не устроишься в гостинице.

Завтра нам обязательно, ну очень, очень надо уезжать – в Москве куча дел, да и оставаться без документов и без денег в очень любимом, но все-таки чужом городе нельзя. Да, ситуация такова, что остается только сесть и плакать.
В то время в Москве очень активно работал «Автомобильный клуб «Россия» и я, на тот момент, являлась его членом уже несколько лет. По секрету, я не очень верила и надеялась на его возможности. Те услуги, которые они предлагали тогда, мной не были востребованы, чисто клубной жизнью, я как-то не очень интересовалась, и поэтому меня довольно часто посещали мысли о том, что надо бы выйти из членов. Но, недаром говорят, что утопающий хватается за соломинку. Не зная, что делать, я, как бы на удачу, позвонила в Автоклуб.

И тут все завертелось, закрутилось.

Представители и юристы автоклуба Санкт-Петербурга связались с головным офисом в Москве и совместными усилиями выработали план передислокации нашей машины вместе с нами из Санкт-Петербурга в Москву.

Случилось это все в пятницу вечером. И вот весь вечер в пятницу и все утро и день субботы, начальник юридического отдела автоклуба, директор, исполнительный директор, директор технической службы Автоклуба Санкт-Петербурга и директор технической службы Автоклуба Москвы были на связи и решали нашу судьбу.

Провели переговоры с ГАИ, помогли получить запасные ключи и ПТС с поездом из Москвы, оформили сопроводительные документы, подобрали водителя для перегона нашей машины вместе с нами, организовали через автоклуб Москвы встречу нас и водителя в Москве и организовали его возвращение в Санкт-Петербург. Т.е. решили все вопросы, которые решить нам было не по силам. Они полностью взяли на себя ответственность за нас. Это так благородно с их стороны.

Вы только представьте себе, что могла бы произойти, очень привлекательная для гаишников машина без документов с двумя девочками, у одной, кстати сказать, хозяйки этой машины, нет ни водительских прав, ни документов вообще, должна проехать не просто 100 метров, а 750 километров. И денег у нас не было, ну, если что, чтобы расплатиться с гаишниками. Да нас просто могли арестовать.


Итак, благодаря усилиям руководителей Автоклуба России, мы стартовали, да, нет, вышли на финишную прямую из Санкт - Петербурга до Москвы в 16.30 в субботу. И стартовали мы уже в другом качестве, я – штурман, подруга – пассажир на заднем сиденье, а еще наш замечательный и любимый внедорожник и его новый водитель. Отъезжали мы от здания автоклуба, все кто был там в это время, вышли нас провожать. Не просто провожать, а и поддержать и пожелать все хорошего. Ни с кем из них ничего подобного не случалась. Они смотрели на нас и удивлялись, ну как такое могло случиться, да еще с девчонками. А девчонки то эти не плачут, просто собираются в дорогу и приветливо со всеми прощаются и благодарят за помощь и поддержку.

В Москву мы прибыли в 4 утра воскресенья. В дороге труднее всего пришлось нашему водителю. Машина незнакомая, впервые правый руль, большие габариты. Кругом темнота, только фары встречных автомобилей. Я, водитель этой машины, впервые сидела на месте штурмана, т.е. с левой стороны и каждый раз вздрагивала, когда мимо проносились огромные фуры – такое впечатление, что они несутся именно на меня.

Только наш водитель был спокоен, невозмутим, улыбался и по-доброму подшучивал над нами. Все-таки события пятницы сыграли свою роль, последующую за ней ночь мы совсем не спали, пили коньяк, все время пытались оправдываться перед собой, друг перед другом, сетовали на судьбу.
Наш водитель это все понял и был к нам очень внимателен. Мы были за ним как, за каменной стеной. И вообще на двух слабых женщин и одного мощного японца (Клюгер) у нас было очень много каменных стен. Мы всем говорим спасибо и, если это доставит им несколько приятных мгновений – то целуем. Вот и все приключение.


Москва - Санкт-Петербург и обратно.

P . S .
Уже в Москве, нам позвонила наша петербуржская знакомая, поинтересовалась как мы, что мы и спросила: «После того, что случилось вы, наверно, к нам больше никогда не приедете? » Наш ответ: «Не дождетесь!» Как только, то
сразу.

Прочитано 349 раз Последнее изменение Понедельник, 24 декабря 2018 16:56
Татьяна Герасимова

Я москвичка. По специальности инженер в области промышленной безопасности самых различных металлоконстркций. По жизни - женщина. Семья, сын и маленькие, маленькие внуки.

Другие материалы в этой категории: « Что остаётся после нас
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
© 2019 "Amamir" Publishing & Literary Agency
Яндекс.Метрика